Укус эволюции

Издательство «Бомбора» представляет книгу Сандры Канн и Пола Эрлиха «Укус эволюции. Откуда у современного человека неправильный прикус, кривые зубы и другие деформации челюсти» (перевод Ивана Чорного).

Огромное количество детей и взрослых по всему миру имеют проблемы с прикусом, и эти проблемы носят не только эстетический характер, они могут стать причиной серьезных заболеваний. В своей книге врач-стоматолог и доктор медицинских наук Сандра Кан и Пол Р. Эрлих, известный биолог и специалист в области демографических исследований, изучают причины и последствия неправильного развития челюсти у современного человека, а также представляют новый взгляд на ортодонтию, профилактику и лечение зубов. По их мнению, из-за недостаточного развития челюсти могут возникать апноэ, затруднение дыхания, болезни сердца, депрессия и других опасные состояния. Они делятся своим новаторским подходом и предлагают простые корректировки (например, переход к более жесткой пище), которые помогут с самого раннего возраста правильно формировать и развивать челюсть, чтобы в будущем у ребенка было крепкое здоровье. Авторы предлагают задуматься и обратить внимание на то, как вы дышите, жуете, спите, чтобы выработать более здоровые привычки и сделать свою жизнь лучше.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Мы обнаружили, что изменения в строении челюсти в связи с новым рационом питания и повсеместной урбанизацией впервые были замечены и задокументированы в 1830-х годах. На протяжении двух десятилетий до Гражданской войны в США адвокат из Филадельфии по имени Джордж Кэтлин, талантливый художник, совершил несколько поездок на запад Америки, которые впоследствии прославили его как портретиста и этнографа (ученого, который исследует и описывает разные народы и их культуру), специализирующегося на коренных жителях страны.

Увидев группу индейцев, проезжавших мимо Филадельфии, он пришел в восхищение и решил заняться документальным описанием их образа жизни. В общей сложности, по его заявлениям, он посетил более ста пятидесяти племен, суммарное количество представителей которых превышало два миллиона человек, по всему западному полушарию. Портреты индейцев, нарисованные Кэтлином прежде, чем контакт с западной культурой изменил их собственную, являются бесценным архивом, который теперь хранится в Смитсоновском музее американского искусства.

Путешествуя среди людей, относительно изолированных от европейских поселенцев, он был поражен, как строение и осанка лица индейцев отличаются от того, что он видел у людей западного происхождения, среди которых вырос. Задолго до современных ученых вроде Ричарда Клайна он заметил, как отличаются челюсти сохраненных черепов.

 

Рисунок 11. Книга «Закрой свой рот и спаси свою жизнь», написанная и иллюстрированная Кэтлином в 1861 году. Выбранное автором название указывает на то, что еще в 1800-х годах он понимал, насколько важно для здоровья держать рот закрытым.
Джордж Кэтлин (1796–1872), автопортрет (справа)

Находясь среди индейцев племени манданов, насчитывавшем девять тысяч человек, он изучил несколько сотен отбеленных останков. «Я был крайне поражен невероятно малым числом детских черепов, а еще больше тем, в насколько хорошем состоянии (практически без дефектов) были их красивые ровные зубы, удерживаемые вместе нижней челюстью, прикрепленной к остальным костям черепа».

Он обратил внимание, что американские индейцы спали на улице и практически всегда держали губы сомкнутыми. Их женщины кормили детей грудью и, отняв от соска, сразу же закрывали им рот рукой. Матери европейского происхождения подобных вещей не делали. Индейцы назвали белых не только «бледнолицыми», но и «черноротыми», так как зачастую видели их с разинутыми ртами и отвисшей нижней челюстью. Кроме того, коренные американцы, не поддерживавшие тесного контакта с европейской цивилизацией, обычно были, как обратил внимание Кэтлин, гораздо здоровее прибывших из-за океана чужеземцев. Он своими глазами видел, как мало детских черепов было в захоронениях, и опросил многих пожилых людей по поводу детской смертности. В племени манданов он узнал следующее:

«По словам вождя, смерть ребенка младше десяти лет была большой редкостью. Я изучил на кладбище, расположенном на окраине их поселения, останки, которые были завернуты в шкуры и лежали по отдельности на небольших настилах из бревен на лужайке, — всего где-то 150.

И удалось обнаружить тела лишь одиннадцати детей. Это подтверждало данные о низком уровне смертности детей младше указанного возраста. Еще больше в этом убедили меня человеческие черепа, лежавшие в большом количестве под этими настилами… Свидетельства подобного исключительного здоровья среди детей я наблюдал и во многих других племенах, которые мне довелось посетить. Отсутствие у манданов физических и умственных дефектов никоим разом не является какой-то исключительной особенностью данного народа. Практически без исключений это применимо ко всем племенам на американском континенте, живущим в первобытных условиях в соответствии с традиционным укладом».

В те дни детская смертность в Старом Свете была высокой. Согласно европейским таблицам смертности за 1850-е годы примерно четверть всех детей не доживала до пятилетнего возраста и лишь каждый четвертый доживал до 25 лет. Этот показатель в больших городах был и того выше, и можно предположить, что в поселениях на западе Северной Америки многие также умирали в раннем возрасте. Дети коренных жителей страны явно были куда более здоровыми.

Кэтлин, изначально привыкший дышать ртом, обратил внимание, что индейцы никогда этого не делали и были чрезвычайно здоровыми. Как результат, он приучил себя дышать носом:

«Кто, подобно мне, с ранних лет и до среднего возраста из-за этой изнуряющей и неестественной привычки страдал от всевозможных недугов, а затем принял волевое решение и отказался от нее, приобретя новую радость жизни и чувство покоя, благодаря которым смог дожить, несмотря на все трудности и лишения, до преклонного возраста и при этом в полной мере не осознал ее вреда?»

Ему хотелось убедить всех остальных в пользе индейских привычек, и он написал с этой целью небольшую книгу «Дыхание жизни» (1861), впоследствии названную «Закрой свой рот и спаси свою жизнь». В ней он осуждал ротовое дыхание, приписывая ему ряд всевозможных заболеваний, включая проблемы с зубами, тем самым удивительным образом предвидев современную эпидемию дефектов челюсти, ставшую благодатной почвой для процветания ортодонтов. Вот еще один небольшой отрывок из книги Кэтлина, который дает понять, насколько серьезно он относился к данной проблеме:

«И от самой безобразной, отвратительной и опасной привычки рода человеческого, <…> спать с открытым ртом, можно избавиться лишь одним-единственным надежным и эффективным способом — отучать с младенчества. <…> С возрастом мышцы неестественно растягиваются из-за постоянного напряжения, и решить проблему намного сложнее, однако всё равно возможно. Можно наложить повязку, зафиксировав челюсть во время сна, однако это не поможет закрывать рот, равно как и любое другое мыслимое приспособление. Этим способом можно добиться временной пользы и частичного облегчения симптомов. Вместе с тем я считаю, что от этой привычки для взрослого есть только одно эффективное избавление, а именно осознание того, что преждевременная смерть подстерегает каждого, чьи рот и легкие во время сна открыты для всяких малярий и [перепадов температуры] воздуха, способных погубить».

Некоторые идеи путешественника с первого взгляда могут показаться причудливыми или как минимум эксцентричными. Он писал более 150 лет назад, полагая, что малярия была связана с ротовым дыханием и «ядовитыми частицами в воздухе» — подобные взгляды разделяли многие врачи тех дней. Его восхищение американскими индейцами, которых он считал примером «настоящих людей», живущих в гармонии с природой, идеализированных в эпоху Просвещения, также было экстравагантным для его времени. Кроме того, он совершенно справедливо видел в них жертв европейцев. Но Кэтлин был прежде всего невероятно наблюдательным человеком, который намного опередил свое время, распознав угрозы, связанные с ротовым дыханием. Причем живописец был, как показали проведенные впоследствии исследования, на верном пути, пусть и не всегда приводя правильные аргументы.

 

Рисунок 12. Иллюстрации из книги Кэтлина «Закрой свой рот и спаси свою жизнь», на которых естественный сон (слева) противопоставляется неестественному (справа)

Антропологи обнаружили, что размер человеческого рта уже давно сокращается. Так как люди использовали каменные орудия как минимум на протяжении 3,3 миллионов лет, в течение этого периода и могло произойти подобное изменение. Каменные орудия позволили людям значительно увеличить количество мяса в рационе, так как возможность резать его уменьшала количество необходимых для извлечения питательных веществ жевательных движений. Как следствие, уменьшилась потребность в большой, мощной челюсти. Аналогично, каменные орудия использовались в качестве ступки для дробления пищи на маленькие, легко усваиваемые кусочки. Тепловая обработка также снижала время пережевывания, нужное для получения питательных веществ, необходимых большому мозгу, расходующему много энергии. Однако орудия появились за целых полтора миллиона лет до того, как человек научился готовить пищу.

Как мы уже упоминали в начале, палеоантрополог из Стэнфордского университета Ричард Клайн, ведущий специалист по ископаемым остаткам гоминидов, сообщил нам, что никогда не встречал древних черепов с неправильным прикусом. Данная закономерность была подтверждена гарвардским эволюционным биологом Дэниелом Либерманом, написавшем в своей превосходной книге «Человеческое тело» следующее:

«В коллекции музея, где я работаю, имеются тысячи древних останков со всего мира. Большинство найденных черепов, обладатели которых жили в последние несколько столетий, — настоящий кошмар стоматолога: скученные зубы со множеством полостей и следов инфекций, а примерно у четверти имеются ретинированные зубы. В черепах земледельцев доиндустриальной эпохи также множество полостей и болезненных на вид абсцессов, однако ретинированные зубы мудрости имеются менее чем у 5 % из них. Для сравнения у большинства охотников-собирателей зубы были практически в идеальном состоянии. Судя по всему, в каменном веке потребности в ортодонтах и стоматологах практически не было.»

Тем не менее следует отметить, что скученность зубов была зарегистрирована в одном образце останков из Франции двухтысячелетней давности. А совсем недавно сообщалось об искривленных резцах у одиночного скелета современного с анатомической точки зрения человека, найденного в израильской пещере Кафзех, возраст которого, по оценкам, составляет сто тысяч лет.

 

Рисунок 13. Дэниел Либерман, гарвардский биолог и специалист по эволюции человеческого черепа (фотография Джима Харрисона). Справа показан череп возрастом 1000 лет, принадлежавший тридцатипятилетней женщине-филистимлянке, найденный на раскопках в Израиле. Он в очередной раз наглядно демонстрирует правильный прикус, характерный для людей доиндустриальной эпохи (Фотография Джима Холландера/Агентство по охране окружающей среды США)

Эти примеры демонстрируют, что неправильный прикус встречался даже у наших древних предков, что неудивительно, если учесть огромное разнообразие условий их обитания. Возможно, рацион питания древних французов состоял из необычайно мягкой пищи — во всяком случае, на это указывает относительно небольшая стертость их зубов. Эта проблема встречается и в современных традиционных обществах — такие случаи, например, были зафиксированы среди одной популяции Амазонии, где процветают близкородственные связи. Это демонстрирует возможность нарушения нормального развития челюсти и лица в рамках одной популяции вследствие генетических факторов. Вполне вероятно, что кривые зубы человека из пещеры Кафзех могли появиться из-за его генов, если в популяции были распространены близкородственные браки.

Вместе с тем имеются неоспоримые подтверждения того, что среди охотников-собирателей кривые зубы были огромной редкостью, а их скученность встречалась среди первых земледельцев и людей Темных веков значительно реже, чем в популяциях индустриальной эпохи. Сравнение 146 средневековых черепов, найденных на заброшенных кладбищах в Норвегии, с современными образцами показало «значительное увеличение распространенности и выраженности неправильного прикуса за последние 400–700 лет в Осло». Черепа, которые продемонстрировали, что эти люди «сильно» или «очевидно» нуждались в ортодонтическом лечении, составляли 36 % древних и 65 % современных образцов. В Швеции, где 10 % современной популяции признали «крайне нуждающимися» в ортодонтическом лечении, были изучены более 100 черепов средневековой эпохи, и неправильный прикус среди них встречался «значительно реже», чем у современных жителей Скандинавии.

Что касается вопроса размера челюсти, шведский ортодонт Леннард Лиселл провел чрезвычайно тщательные измерения скелетных останков, извлеченных на средневековом кладбище в ходе раскопок, связанных со строительством аэродрома в 1951 году. Он работал с наиболее сохранившимися зубами 97 взрослых людей из всех 250 скелетов XI–XIII веков. Он также проверил, являются ли эти образцы средневековых шведских черепов репрезентативной выборкой из общей популяции живших тогда людей, и сравнил результаты своих измерений с опубликованными прежде данными о современных датских и шведских черепах. Подобно ряду других ученых, с помощью полученной информации он смог продемонстрировать заметное уменьшение ширины челюсти со времен Средневековья.

Результаты Лиселла были подтверждены исследованием стоматолога Кристофера Лавелла, сравнившего 210 нижних челюстей черепов романо-британского периода (43–400 гг. н. э.), англо-саксонского периода (410–1066 гг. н. э.), а также XIX века. Оказалось, что размер челюсти британцев также стал уменьшаться с наступлением современной эпохи (и снижением количества грубой пищи в рационе). У хорошо сохранившихся останков возрастом четыре-пять столетий практически отсутствуют признаки неправильного прикуса. Кроме того, имеется немало данных, подтверждающих заключение антропологов о том, что челюсть и лицо больше не вырастают до того же размера и формы, какие наблюдались в прошлом.

Как сказал Роберт Корруччини, ведущий антрополог, специализирующийся на зубах, всё указывает на то, что «распространение неправильного прикуса за последние 150 лет ускорилось в технологически развитых обществах. А изменения, произошедшие за предыдущие 6000 лет, были относительно небольшими». Например, сравнение черепов австрийских мужчин 1880-х и 1990-х годов показало больше случаев неправильного прикуса у последних.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий