Священномученик Арефий Насонов

Арефий Насонов — крестьянский сын из села Должик Житомирского уезда Волынской губернии. После окончания министерского училища и сдачи экзаменов, необходимых, чтобы занять должность сельского учителя, с 1913 года, 25-летний Арефий Насонов стал преподавать в родном селе Должик. Женился.

1 августа 1914 года был рукоположен во священника к единоверческому храму в том же селе, но не оставил преподавательских занятий. Молодой священник отличился тем, что многих раскольников обратил в православие, за что особо уважался управлявшим Волынской епархией архиепископом Антонием (Храповицким).

В 1916 году переехал в село Голышево Ровенского уезда Волынской губернии и в этом же году эвакуировался в село Андреевку Чембарского уезда Пензенской губернии.

После революции 1917 был лишен избирательных прав и семья его числилась лишенцами.

В июне 1927 года был арестован вместе с епископом Пензенским Филиппом (Перовым) и шестью священниками Чембарского уезда Пензенской губернии по обвинению в антисоветской деятельности (Групповое дело «Дело епископа Филиппа (Перова), священников Василия Разсказова, Арефия Насонова, Иоанна Прозорова и др. Пензенская губерния, 1928 г.» ). Заключен в тюрьму города Пенза.

27 сентября 1927 года священники были отпущены под подписку о невыезде с постоянного места жительства, а епископ Филипп был с конвоем отправлен в Москву.

Продолжил служить в селе Андреевка.

27 июня 1928 года Коллегия ОГПУ постановила аннулировать подписку о невыезде.

С 1929 года священник облагался индивидуальным налогом, а в 1930 году за неуплату гособязательств у семьи была отнята корова. К 1930 году в семье о. Арефы родилось семеро детей.

В 1931 году отец Арефа был арестован ОГПУ. Продержав священника две недели в заключении в Пензенской тюрьме, власти отпустили его, так и не выдвинув никаких обвинений и ни разу не допрашивая.

С 1931 года служил настоятелем в храме во имя праведных Иоакима и Анны города Можайска Московской области. Священник вместе с женой и семью детьми проживал в сторожке при церкви. Власти предприняли попытку закрыть храм, отняв у верующих ключи. Но эта попытка не удалась. Храм святых Иоакима и Анны один из немногих, который в советское время не закрывался.

3 сентября 1932 года был арестован органами ОГПУ и 4 сентября помещен в Бутырский изолятор, где он содержался все время следствия. Его обвинили в том, что он, будучи священником, «проживал в 3-х километровой зоне военсклада… систематически обрабатывал в антисоветском духе граждан, посещавших церковь». На следствии священник подтвердил, что он принадлежит «к течению тихоновцев». Признал, что констатировал в разговорах с прихожанами значительное ухудшение жизненного уровня из-за проводимой политики сплошной коллективизации деревни. В антисоветской агитации виновным себя не признал.

Показания на него, кроме других лжесвидетелей, дал священник Феодор Казанский. Будучи допрошенным в качестве свидетеля, он сказал, что отец Арефа монархист, осуждает колхозное строительство и не может примириться с существованием советской власти, ожидает скорейшей ее гибели, и вообще, «Насонов является опасным элементом в условиях можайской действительности».

11 сентября 1932 года тройкой ОГПУ был приговорен к трем годам ссылки в Казахстан. Через 8 месяцев о. Арефа бежал из ссылки и уехал в Пензенскую область, где когда-то прожил около 15 лет. В Пензенской области он скрывался до 1936 года, но, видимо, уже не мог оставаться без службы и попросился у священноначалия на приход.

Существует другая версия, согласно которой о. Арефа был сослан в гиблое место, где за несколько лет умерли все, даже охранники. Похоронив последнего охранника (заключенные умерли раньше), о. Арефа ушел из лагеря в августе 1935 года. Домой возвращаться было нельзя — посадят жену и детей. Он обратился к племяннику своей жены, священнику Михаилу Соловьеву, который снабдил его документами на чужое имя, дал денег и уговорил уехать на торфоразработки. Но на вокзале у о. Арефы украли документы, и ему пришлось сдаться властям. На Лубянке о. Арефу продержали несколько месяцев для выяснения всех обстоятельств, а потом отпустили, дав чистые документы.

В 1936 году он был назначен служить в храм святых бессребреников Космы и Дамиана в селе Бычки Сараевского района Рязанской области.

Перед выборами в верховный совет предлагал людям выбирать людей верующих, которые не отрекаются от Бога и Церкви, проповедовал веру Христову, говорил односельчанам: «Граждане, молитесь Богу, держитесь за храм Христов, а то придет крах!»

19 декабря 1937 года был снова арестован по обвинению в контрреволюционной агитации.

Обвинялся «в том, что в 1932 году судим, сбежал с места отбытия наказания, проживая в с. Бычки проводил всевозможную контрреволюционную агитацию, запугивал колхозников падением Советской власти, проводил агитацию против выборов в Верховный Совет и выдвинутых кандидатов, компрометировал коммунистов». Виновным себя не признал.

31 декабря 1937 года тройкой НКВД был приговорен к расстрелу.

10 января 1938 года был расстрелян под Рязанью и погребен в безвестной общей могиле.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий