Когда насекомые ползают по трупам

Издательство «Бомбора» представляет книгу немецкого судебного энтомолога Маркуса Шварца «Когда насекомые ползают по трупам. Как энтомолог помогает раскрывать преступления» (переводчик Ю. С. Кныш).

Смерть тихо жужжит. Этот звук издают мухи, которые через несколько минут слетаются на свежий труп. Насекомые для судебного энтомолога — не просто ползающие и летающие мельчайшие создания природы, а важнейшие участники разнообразных процессов, связанных с жизнью и смертью. Ввиду необычной профессии Маркус Шварц сталкивался с темной стороной общества и последствиями ужасных событий. В своей книге он делится историями из практики и научными знаниями о насекомых, рассказывает, как на месте преступления мир людей пересекается с миром насекомых и какие выводы из этого делает судебный энтомолог. Фоном для его ежедневной работы зачастую становятся далеко не самые приятные картины, но именно его уникальная специализация и глубокие познания в энтомологии помогают двигать расследование к разгадке.

Предлагаем прочитать отрывок из раздела книги, посвященного перепончатокрылым.

 

Помимо мух и жуков, труп по разным причинам посещают многие другие животные, не только насекомые. Основная цель этих визитов — пропитание. Одному коллеге (врачу) из нашего института довелось увидеть это собственными глазами во время осмотра тела человека, которого переехал поезд.

Железнодорожная насыпь находилась на возвышении и была ярко освещена солнцем. Через час после инцидента труп оказался целиком покрыт очень агрессивными осами, что сделало осмотр невозможным. Коллега заметил, что в это время наибольшим спросом у насекомых пользовалась не твердая пища, а вытекающие из тела жидкости. Вероятно, причиной стала очень засушливая летняя погода — они хотели пить.

Представители отряда перепончатокрылых (Hymenoptera), к которым относятся осы, шершни и муравьи, в дикой природе являются частыми гостями на трупах. В то время как осы и шершни всегда могут летать, у муравьев способность к полетам развивается только во время роения, когда они формируют новые сообщества-муравейники. У перепончатокрылых имеется множество привычек и предпочтений в питании. Некоторые виды опыляют цветы, другие являются охотниками, третьи — паразитами или паразитоидами. Одни живут сообществами, другие — в одиночку. Характерным признаком этого отряда являются две пары наложенных друг на друга крыльев, которые могут соединяться с основной поверхностью крыла с помощью механизма, состоящего из крючковидных щетинок на задней кромке переднего и передней кромке заднего крыла. Кроме того, у всех значимых для криминалистики представителей присутствует так называемая «осиная талия» между грудью и брюшком.

Осы и шершни на свежей падали — обычное явление, особенно в разгар лета. Поэтому в жару рекомендуется с осторожностью покупать пирожные, лежащие на прилавке в пекарне. Туда часто садятся осы, которые досыта наедаются глазурью и фруктами с тортов. Поверхность тела у них больше, чем, например, у мухи, и, таким образом, на нем больше места для микроорганизмов, которые могут быть занесены в пищу. В этом отношении следует проявлять внимательность. С другой стороны, трупам, на которые они также с удовольствием садятся, уже всё равно, а мне это может помочь только в том случае, если я найду паразитов, вид которых, к тому же, смогу установить.

Шершни, как самые крупные представители настоящих ос (Vespidae), относятся к особенно впечатляющим любителям свежих трупов. Причем их интересует не само тело, а скорее, другие трупоеды. Шершни питаются свежей падалью только в исключительных случаях. Хотя они и плотоядные, предпочитают охотиться на других насекомых и порой выполняют при этом акробатические трюки. Такую пищу они дополняют соками гниющих фруктов и растений, потому что также нуждаются в сахаре. У трупа шершни обычно подстерегают ос и мух и легко справляются с ними благодаря своим размерам и сильным ротовым органам. У жертвы отрывают ноги и крылья, а туловище помещают в гнездо.

Более мелких представителей настоящих ос, например Vespula, люди считают назойливыми, хотя они играют важную роль в экосистеме. Как и шершни, они также охотятся возле падали и в основном нападают на мух, когда те откладывают яйца. Они кусают жертв, тем самым парализуя их, а затем уносят в гнездо, где уже дожидается пищи потомство.

Однако осы, пчелы, шмели и шершни также важны для судебно-медицинской экспертизы из-за других особенностей. У них есть мощный оборонительный механизм, предназначенный для собственной защиты и обеспечения безопасности сообщества, — жало.

Один особенно трагический случай, расследованием которого занимался наш институт, произошел с велосипедистом, которого, по всей видимости, ужалила пчела или оса. Он упал с велосипеда и захлебнулся в небольшом ручье глубиной всего 15 сантиметров. Во время осмотра места происшествия в непосредственной близости были найдены осиные гнезда и два пчелиных улья. При вскрытии трупа судмедэксперт обнаружил признаки утопления. Однако с помощью лабораторных и гистологических исследований было установлено, что падение, предшествовавшее смерти, вероятно, было вызвано анафилактическим шоком.

Жало у перепончатокрылых в ходе эволюции развилось из яйцеклада, поэтому жалить могут только самки. Аллергическая реакция на укусы может, как в описанном случае, привести к анафилактическому шоку и последующему летальному исходу. Организм чрезвычайно сильно реагирует на безвредный при нормальных обстоятельствах аллерген мощным выбросом гистамина и триптазы. Это, в свою очередь, может привести к нарушению регуляции периферического кровообращения. Однако эта реакция возникает только в том случае, если организм уже контактировал с аллергеном и приобрел специфическую повышенную чувствительность. В большинстве случаев пострадавшие начинают задыхаться из-за отека дыхательных путей.

Как уже было сказано выше, такие укусы насекомых представляют важность для судебной экспертизы, когда в результате шока люди падают, попадают в автокатастрофы или в другие потенциально опасные для жизни ситуации.

Муравьи (Formicidae) обычно не воспринимаются как представители перепончатокрылых, поскольку они не могут летать в течение всего года и лишь у некоторых особей во время брачных полетов вырастают две пары крыльев. Большинство муравьев даже избегают контакта с крупными тушами. Тем не менее, если представляется возможность беспрепятственно получить белок, например, от личинок мух, их в большом количестве снимают с мертвого тела и утаскивают в муравейник. Иногда это приводит к тому, что мне удается обнаружить на трупе, лежащем в лесистой местности, лишь несколько личинок насекомых или же они вообще отсутствуют. Однако в большинстве таких случаев нужные вещественные доказательства сохраняются в более глубоких слоях ткани.

При особых обстоятельствах муравьи могут даже указывать на место преступления. Например, в ходе расследования дела об убийстве эксперт по муравьям из Гёрлица Бернхард Зайферт сумел с помощью пахучего муравья-древоточца (Lasius fuliginosus) определить местонахождение трупа, который лежал всего в нескольких метрах от муравейника, где жили представители этого вида. Насекомое было обнаружено в протекторе подошвы обуви подозреваемого. Это позволило доказать присутствие мужчины на месте преступления.

Бракониды и ихневмониды

На мертвое тело слетаются и другие перепончатокрылые, но они имеют, скорее, косвенное отношение к трупу. В нашем институте бракониды и ихневмониды обычно появляются в качестве «прилова», когда попадают в климатические камеры вместе с личинками мух.

В отличие от ос и шершней, представители ос-наездников живут не сообществами, а поодиночке. В качестве источника питания для потомства они выбирают личинок других насекомых. Многие виды предпочитают всего один вид носителей. Личинки всех видов ос-наездников являются паразитоидами, то есть убивают носителя, пожирая его заживо.

Некоторые представители браконид (Braconidae) питаются исключительно личинками летних и теплолюбивых видов падальных мух. Таким образом, природа создала способ питания, от которого бросает в дрожь. На самом деле я очень рад, что у людей нет подобных паразитоидов. Я уже рассказывал о деле, в ходе которого мне пришлось столкнуться с этим видом ос: речь идет о расчлененных трупах в Лейпцигском карьерном озере.

Если присмотреться к такому образу существования, в какой-то момент возникает вопрос, почему у носителей не развиваются защитные реакции, они не начинают болеть или не погибают раньше времени. Осы, должно быть, каким-то образом подавляют иммунную защиту, которой обладает каждое высшее живое существо и которая запускает целенаправленные биохимические реакции в организме. Для этого некоторые виды используют особые вирусы из материнского организма.

У ихневмонид вырабатываются так называемые ихновирусы, у браконид — браковирусы, которые отличаются наружной оболочкой. Когда самка жалит носителя, чтобы отложить яйца, вирусы передаются ему через жало. Однако они не могут там размножаться, поскольку новые патогенные клетки образуются только в яичниках самки-наездника. Вирусы подавляют иммунную защиту ужаленного животного. Крошечное яйцо с зародышем остается в теле носителя и развивается внутри него до созревания, пока не вылупится личинка, которая затем продолжает пожирать тело хозяина.

Помимо эмбриона, яйцо также содержит тератоциты — клетки, которые растут независимо от эмбриона и также служат пищей для личинки. Самка-наездника оставляет яйцу своего рода бутерброд, чтобы можно было перекусить в дороге. Это немного напоминает фильмы о Чужом — быть может, их создатели были знакомы с миром насекомых?

Хорошим примером является паразитирование осы-бракониды (Dinocampus coccinellae), которая способна поражать множество различных видов божьих коровок (Coccinellidae). Взрослая особь нападает только на те виды, к которым адаптирована и которые встречаются в ее среде обитания и перемещения. Когда в экосистему попадают новые виды, бракониды неохотно атакуют их. Это актуально, например, в случае с азиатской божьей коровкой (Harmonia axyridis), которая вытесняет местных сородичей.

Как только оса откладывает яйцо в жука, личинка первое время питается жировыми запасами и жидкостями его тела. Поскольку одно поколение жуков зимует, эти насекомые также служат жильем для личинок в холодное время года.

Весной происходит нечто ужасное, по крайней мере с жуком: личинки съедают нервные пути в ногах, а это значит, что жук остается на месте, неподвижный, но живой. Процесс пожирания в конечном счете убивает божью коровку, а личинка бракониды покидает ее тело. Она окукливается прямо под жуком, становясь при этом очень похожей на тлю. Если присмотреться, можно увидеть божью коровку, которая выглядит так, будто пожирает тлю.

Источник: polit.ru

Добавить комментарий