Политика Сбера ставит под удар устойчивость всей экономики

Сбербанк фактически саботировал политику снижения процентных ставок, которую проводил Центральный банк: в то самое время, когда ЦБ снизил ключевую ставку на 2 процентных пункта (с 6,25 до 4,25% годовых) в Сбере снизили среднюю ставку для корпоративных клиентов лишь на 1 процентный пункт. Об этом в журнале «Эксперт» пишет экономист Михаил Делягин.

В итоге такой политики крупнейший в России коммерческий банк, принадлежащий пока что государству, заработал в 2020 году 760 млрд руб. — именно такая цифра приводится в отчете по МСФО.

Михаил Делягин отмечает в своей статье, что сверхприбыли крупнейших банков идут не на поддержку и развитие реального сектора (а значит — не на стабилизацию страны), а прежде всего на разнообразные непрофильные активы. «Помимо медиа различной степени либеральности, хитом стали «экосистемы»: никак не связанные с профильным банковским бизнесом и друг с другом посаженные на цифровые платформы предприятия сферы услуг — от такси до медицины, от онлайн-кинотеатров до доставок. Эти специфичные бизнесы просто не известны банкирам, что порождает самостоятельные риски, — однако бизнесмены надеются охватить своим бизнесом все стороны жизни человека, погрузив его в тотально контролируемую ими среду (отсюда и термин «экосистемы»)», — указывает эксперт. Инвестиции Сбера только в нефинансовые активы на конец 2020 года составили около 150 млрд руб. Выручка от его нефинансового бизнеса — 71,4 млрд против общей выручки в 3,37 трлн.

Между тем в отраслях, куда приходят банки, эффективность труда не повышается, а снижается: потому что снижается устойчивость бизнеса и способность к прогрессу. Высокие и не поддающиеся внятной оценке риски «экосистем» оказывают дестабилизирующее воздействие на всю страну.

На этом фоне руководство Банка России начало борьбу с перекосами. Ключевым риском для банковского сектора здесь являются вложения банков, не сопровождающиеся обязательством их вернуть (иммобилизованные активы). «По сути, это масштабный вывод средств в непрофильные и трудно поддающиеся даже простой оценке сферы: не только «экосистемы», но и, например, неликвидные залоги по непогашенным кредитам», — пишет Делягин. По оценкам Банка России, непрофильные вложения 30 крупнейших банков достигли 2,4 трлн руб. (включая 0,5 трлн в «экосистемы») — 20% их совокупного капитала — и бурно растут. Низкая обеспеченность непрофильных активов и их непрозрачность создают угрозы для всей финансовой системы в целом.

В целом у Центробанка есть три возможных варианта действий. Жесткое разделение банковской и небанковской деятельности, как сделано в Соединенных Штатах и Великобритании, запрет банковских вложений в иммобилизованные активы заградительным коэффициентом риска в 1250% или ограничение вложений каждого банка в иммобилизованные активы 30% совокупного капитала. Пока что все говорит о том, что правление Банка России склоняется к третьему, наиболее мягкому варианту — после такого шага мяч будет на стороне банков. 

Источник: polit.ru

Добавить комментарий