Кого спасают первым?

Издательство «Бомбора» представляет книгу психиатра и специалиста по биоэтике Джейкоба Аппеля «Кого спасают первым? Медицинские и этические проблемы: как решить их по совести и по закону».

Кому должны достаться аппараты ИВЛ в критической ситуации, когда их всем не хватает? Стоит ли рассказывать родственникам пациента о причине смерти, если он просил скрыть ее? Приемлемо ли разрешать операции, намеренно калечащие человека, если он сам того желает? По поводу этих и многих других вопросов, сложных с точки зрения этики и медицины, размышляет автор, предлагая подумать и читателям. Причем не отвлеченно, а в контексте законов и морали, в которых мы все живем. Текст дополнен комментариями российского медицинского юриста Ангелины Романовской.

Предлагаем ознакомиться с фрагментом книги.

 

Органы для знаменитостей

Рой был звездным игроком Главной лиги бейсбола. После выхода на пенсию у него развилась тяжелая алкогольная зависимость, которая привела к острой печеночной недостаточности — без пересадки печени он умрет.

В настоящее время Рой находится в больнице для знаменитостей. В этом и большинстве других лечебных заведений страны (но не всех) действует давняя политика, согласно которой пациент обязан не употреблять алкоголь в течение шести месяцев, чтобы получить трансплантат печени.

 

Комментарий юриста РФ
В России существует точно такая же практика, и она закреплена в Национальных клинических рекомендациях по трансплантации печени, выпущенных Общероссийской общественной организацей трансплантологов «Российское трансплантологическое общество».

 

Такая политика (это не закон, а общепринятая рекомендация) не позволяет активным алкоголикам получить новую печень, которую они могут испортить употреблением спиртного. К сожалению, три дня назад Рой поступил в больницу пьяным и с частичной печеночной недостаточностью. Он не может ждать шесть месяцев.

Доктор Дайвер, главный трансплантолог, велел своей команде включить Роя в список кандидатов на пересадку печени. «Он алкоголик и, скорее всего, испортит печень, — говорит доктор Дайвер. — Однако всегда есть вероятность, что он возьмет себя в руки. Если у него это получится, вы представляете, как поможет успешная пересадка печени такой звезде, как Рой, донорской программе? Подумайте, сколько людей захотят стать донорами! В долгосрочной перспективе мы спасем тысячи жизней!»

Этично ли делать Роя кандидатом на пересадку печени по причинам, указанным доктором Дайвером?

Размышление: фаворитизм

Уже давно существует представление — ошибочное или нет — о том, что при распределении донорских органов знаменитости обладают привилегией. В период второго срока в 1993 году губернатор Пенсильвании Роберт Кейси получил трансплантаты сердца и печени, прождав менее суток. Актер Джим Нейборс и певец Дэвид Кросби получили печень менее чем за месяц, хотя среднее время ожидания составляет 208 дней. И всё же не многие реципиенты органов вызвали столько разговоров, как бейсболист Микки Мэнтл, который получил печень на следующий день после объявления о том, что он нуждается в пересадке, и через два месяца умер от рака печени. Независимо от того, имел ли место фаворитизм в случае Мэнтла (нет никаких надежных доказательств этого), одна вероятность того, что он «перешагнул черту», вызвала огромную волну общественной критики и привела к переоценке ценностей у поставщиков трансплантатов и специалистов по этике. Бригада, которая провела пересадку печени Мэнтлу, была обеспокоена тем, что подозрения в фаворитизме нанесут ущерб системе распределения органов.

Беспокойство, связанное с восприятием фаворитизма, является постоянной проблемой в сфере распределения органов и касается не только знаменитостей. Например, организация Renewal, основанная в 2006 году, ведет работу по стимулированию альтруистического донорства почек в еврейской общине. Донорами обычно являются ультраортодоксальные евреи, стремящиеся совершить доброе дело, или мицву[1]. Только половина реципиентов оказалась религиозной, однако все, кроме одного, были евреями. Это отражает негласный принцип, лежащий в основе работы организации. В «Форварде» писатель Пол Бергер подсчитал, что евреи хасидим[2] и харедим[3], составляющие 0,2 процента населения США, в 2014 году составили 17 процентов доноров почек.

Сторонники тех, кто жертвует органы на основе религиозных убеждений, утверждают, что доноры не только спасают жизни в пределах одной группы, но и позволяют другим людям в листе ожидания получить органы быстрее. Если благодаря Renewal еврейский пациент получит почку, то перед нееврейскими пациентами в очереди станет одним человеком меньше. Без содействия Renewal эти доноры, вероятно, вообще не стали бы жертвовать свои органы. Некоторые критики говорят: если люди решат, что система донорства органов отдает предпочтение пациентам из определенных этнических групп, то люди другого происхождения, возможно, не захотят жертвовать органы в будущем. Из-за этого общий регистр доноров почек сократится.

В случае Роя, звезды бейсбола, доктор Дайвер хочет изменить критерии соответствия реципиента для пересадки. Объединенная сеть по обмену органами пользуется шкалой MELD (модель для оценки терминальной стадии заболеваний печени), чтобы определить, кто получит печень от умершего донора. Обычно трансплантаты распределяются среди пациентов в наиболее тяжелом состоянии, однако трансплантологи также оценивают пациентов по социальным и психологическим критериям.

Цель состоит в том, чтобы отсеять потенциальных реципиентов, которые не смогут позаботиться о пересаженных органах из-за нехватки социальной поддержки или неспособности придерживаться сложного режима, необходимого для успешной трансплантации.

Хотя активное употребление алкоголя всегда считалось основанием для отказа в трансплантации, поскольку в долгосрочной перспективе может привести к порче трансплантата, несколько медицинских центров недавно начали проводить пересадки печени пациентам с острым алкогольным гепатитом. Предоставление трансплантатов алкоголикам, обещающим прекратить пить, вызывает много споров.

На данный момент нет долгосрочных результатов таких операций. Сторонники этого подхода утверждают, что алкоголизм следует воспринимать так же, как любую другую болезнь, и что таким пациентам следует верить на слово.

Критики же считают, что в условиях острой нехватки донорских органов каждый трансплантат, отданный алкоголику, приведет к смерти одного человека, не имеющего алкогольной зависимости, который так и не дождется пересадки. В таком случае высока вероятность, что алкозависимый реципиент не сможет сохранить орган и в итоге тоже умрет.

Утилитарный аргумент в пользу творения величайшего блага для наибольшего числа людей не относится к подходу доктора Дайвера. Возможно, успешная трансплантация печени знаменитому спортсмену Рою простимулирует людей становиться донорами, однако вероятен и другой, негативный исход: люди решат, что в процессе распределения органов предпочтение отдается богатым и знаменитым, и это в итоге приведет к сокращению числа доноров.

 

Реклама донорства

Текс — богатый нефтяной магнат, нуждающийся в пересадке печени. Поскольку очередь на трансплантацию очень длинная, он решает взять дело в свои руки. Он расставляет по всему штату рекламные щиты со словами: «ТЕКСУ НУЖНА ПЕЧЕНЬ! ПОЖАЛУЙСТА, ПОМОГИТЕ!» Он также размещает рекламу на радио и телевидении, прося каждого, чей близкий человек погиб в результате несчастного случая, предоставить печень жертвы именно Тексу. В рекламе Текс выставляет себя образцовым гражданином, ветераном, церковным прихожанином и покровителем искусств.

Вскоре после размещения билбордов жена пациента, находящегося без сознания и подключенного к аппарату искусственной вентиляции легких, заявляет, что готова пожертвовать органы мужа только в том случае, если его печень достанется Тексу. В штате, где живет магнат, больницы обычно не одобряют трансплантации без заранее полученного письменного заявления от пациента или согласия его ближайших родственников.

Может ли Текс перешагнуть черту и таким образом получить печень?

Размышление: свободный рынок в медицине

Реклама вездесуща и высокоэффективна. В 2014 году некоммерческая организация Reborn to be Alive наняла бельгийскую рекламную фирму Duval-Guillaume, чтобы продвигать донорство органов. Результатом стала серия рекламных роликов с людьми, совершающими глупые и опасные для жизни поступки (например, использующими паяльную лампу рядом с кислородным баллоном). В роликах говорилось: «Восемь его органов можно пересадить. К счастью, мозг к ним не относится». Рекламная кампания не вызвала критики и была очень успешной. Гораздо более спорными являются попытки частных лиц вроде Текса рекламировать донорство органов ради собственной выгоды.

В Соединенных Штатах за распределение большинства органов отвечает Объединенная сеть по обмену органами, некоммерческая организация, которая следует правилам, установленным Министерством здравоохранения и социальных служб США (в России же только Минздрав, — Прим. науч. ред.) «Заключительное правило» марта 2000 года, регулирующее распределение органов, позволяет донорам «помечать» свои органы до смерти. В ограниченном числе случаев такой подход имеет смысл: если близкий родственник пациента, находящегося в очереди на трансплантацию, внезапно погибает, то можно привести веские моральные доводы в пользу того, чтобы семья передала органы умершего другому своему родственнику. Обычно это соответствует желанию умершего, склоняет сомневающихся к донорству и никоим образом не влияет на честность системы распределения. Богатые и сильные, вероятно, не получат больше пользы от такого внутрисемейного обмена, чем малоимущие.

В годы, последовавшие за принятием «Заключительного правила», обеспеченные люди вроде Текса занялись рекламой донорства. В 2004 году больной раком Тодд Крампиц из Хьюстона разместил на билбордах плакаты с просьбой пожертвовать ему печень и в итоге получил ее от неизвестной семьи, которая направила орган специально для него (32-летний Крампиц умер от своей болезни восемь месяцев спустя). Годом позже 31-летняя Шари Курзрок, член Красного Креста, страдающая острой печеночной недостаточностью, разместила просьбу о донорском органе в «Нью-Йорк таймс» (в итоге она получила печень в порядке очереди, вышла замуж, родила ребенка и построила успешную карьеру в рекламе).

Специалисты по этике и трансплантологи до сих пор не пришли к единому мнению об этичности подобных поступков. Артур Каплан из Нью-Йоркского университета и другие критики утверждают, что если позволять пациентам вроде Крампица и Курзрок пересекать черту, то вера людей в справедливость системы будет подорвана. Согласно федеральному закону органы должны доставаться тем, кому они больше всего нужны, независимо от степени богатства и влиятельности. (Россия в этом вопросе имеет такую же позицию, как и Америка, — Прим. науч. ред.) Реклама, размещенная богатыми и сильными, нарушает этот принцип.

Также есть риск, что люди будут считать систему несправедливой и перестанут жертвовать свои органы. В результате Объединенная сеть по обмену органами и Американское общество хирургов-трансплантологов выступили против таких рекламных кампаний, а также открытых призывов в интернете и социальных сетях.

 

Комментарий юриста РФ
В Российской Федерации такой рекламы нет и быть не может. Она запрещена и не соответствует ФЗ «О рекламе».

 

Даже без рекламы простые люди часто хотят пожертвовать свои органы знаменитостям. Сторонники рекламы знают о потенциальных проблемах с имиджем, которые могут вызвать такие пожертвования, но считают, что подобная практика повышает общую доступность органов. Например, нет оснований полагать, что семья, подарившая орган Тодду Крампицу, сделала бы то же самое для кого-то другого. Все пациенты, которые «добывают» себе орган путем рекламы, одновременно освобождают органы для тех, кто находится в листе ожидания.

В 2005 году Алекс Крионас на собственном опыте убедился, насколько неоднозначно мнение медицинского сообщества по поводу рекламы донорства. Он нашел для себя донора почки по имени Патрик Гаррити, но местная некоммерческая организация, координирующая распределение органов, отказала ему в пересадке, потому что призывы пожертвовать ему почку он размещал в интернете (по иронии судьбы он познакомился с Гаррити вовсе не в интернете). К счастью для Крионаса, он смог перевестись в другую больницу, которая без возражений провела трансплантацию.


[1] Предписание, заповедь в иудаизме. В обиходе мицва — всякое доброе дело, похвальный поступок.

[2] Религиозное течение в иудаизме, которое в первой половине XVIII века за очень короткое время охватило еврейское население Речи Посполитой и прилегающих территорий.

[3] Обобщающее название и в некоторой степени самоназвание различных ультраортодоксальных еврейских религиозных общин и членов этих общин в Израиле и вне его. Буквально оно означает «трепещущие» (перед богом).

Источник: polit.ru

Добавить комментарий